15 ноября 2010 г.
Александр Митенёв:
Как гатчинец помешал англичанам Петербург захватить

Ученикъ Военно-Сиротскихъ Отдъленiй, 1798 г.
Егор Иванович Моллер
«Сэр Чарльз с помощью божией через три недели возьмет Петербург» (из речи на банкете, данном в аристократическом «Клубе реформ» в Лондоне в 1854 г. по случаю отправки английского флота в Балтийское море. Присутствовали лорды адмиралтейства, министры, представители двора).«Сэр Чарльз с помощью божией через три недели возьмет Петербург» (из речи на банкете, данном в аристократическом «Клубе реформ» в Лондоне в 1854 г. по случаю отправки английского флота в Балтийское море. Присутствовали лорды адмиралтейства, министры, представители двора).

Королева Виктория, прибывшая на своей яхте к отплытию эскадры во главе с флагманским кораблем «Веллингтон» адмирала Чарльза Непира, проводила её до самого дальнего из прибрежных маяков.

Оставляю за бортом причины морских боев на Балтике 1854 г., да и всей Крымской компании, а расскажу о гатчинском герое, первым встретившим армаду, вошедшею в Финский залив в составе 17 линейных кораблей (из них 10 винтовых), 15 винтовых фрегатов и корветов, 17 пароходофрегатов и вооруженных пароходов англичан и 8 парусных линейных кораблей, 7 пароходофрегатов и 8 других судов присоединившейся французской эскадры.

Союзный флот на Балтике насчитывал в общей сложности 3450 орудий – значительно больше артиллерийского вооружения всего Балтийского флота России. Располагая явным превосходством в силах, англичане и французы надеялись в короткий срок уничтожить русский флот в Балтийском море и прорваться к Петербургу.

Крепость Гангеудд на полуострове Ханко, или Гангут, как называл это место Петр Великий, – ключ к Финскому заливу, и Непир решил, что ключом этим завладеть будет легко. Действительно, укрепления состояли из нескольких слабых старинных фортов. Главные форты располагались на островах, а один форт, казармы, церковь и дом коменданта помещались на берегу.

За несколько дней до появления вражеских кораблей комендантом крепости был назначен подполковник Моллер, переведенный сюда из крепости Або. По его оценке инженерное состояние укреплений находилось в «жалком состоянии». Комендант организовал восстановительные работы. На плохо защищенных батареях строился траверс с амбразурами, орудия, не имевшие лафетов, ставились на станки. Успели не всё…

Первые выстрелы с моря раздались 6 апреля. Неприятель несколько дней пробовал силы защитников, а серьезное сражение произошло 10 мая 1854 г.

Приведу отрывок из исторического отчета М. Боровкина, напечатанного в «Военном Сборнике» за 1903-1904 гг.: «К старым укреплениям шведских времён –Густавсвен, Густав-Адольф и Сканс-гольм, неприятель подошел теперь на шести пароходах, имея на рейде до 26 судов. Первое укрепление могло отвечать на огонь англичан только двумя орудиями, а форт Густав-Адольф только одним. И тем не менее гарнизон прекрасно выдержал пяти-часовой бой и успел причинить нескольким судам неприятеля существенные повреждения».

В рапорте очевидца боя генерал-майора Базина командующему указывалось, что успешное отражение нападающих в большой степени зависело от удачного расположения комендантом Моллером орудий и грамотной организации боя. Гарнизон выдержал 1500 выпущенных по нему зарядов 68 и 96 фунтовых ядер и 3-х пудовых бомб!

О мужестве старого коменданта, все время находившегося на укреплениях и примером побуждавшего защитников к истинному геройству, было доложено Николаю I.

Император 13 мая 1854 года собственноручно начертал: Коменданта в генерал-майоры, нижним чинам по три Георгиевских креста на батарею и всем по 1 руб. сереб.».

Моллера о таковой Монаршей милости уведомил письмом непосредственно сам военный министр. Государь, кроме того, повелел выслать подполковнику Моллеру генеральские эполеты.

Крепость Гангут дала пример всем российским войскам, защищающим подступы к Петербургу.

С англичан сбили спесь превосходства. Задержав их почти на месяц у Гангута, Моллер и его команда дали возможность подготовиться Кронштадту к намечавшемуся нападению.

Европейские газеты писали, что Гангут оказался «крепким орешком!»

Еще газеты издевались, что «все же Зимний дворец слишком обширен, чтобы его перенести и водрузить на Трафальгарском сквере». Вспоминали обед с тостами про взятие Петербурга, и хоть адмирал и оправдывался впоследствии, что это была «послеобеденная шутка», неудавшаяся балтийская кампания завершила карьеру Чарльза Непира.

Но вернемся с берегов туманного Альбиона к родным осинам.

Моллер. Фамилия в России известная. Генералы, адмиралы. Был морской министр Моллер. Даже упомянутый мной в первом очерке художник Федор Антонович Моллер в молодости послужил морским офицером. Биографии их подробно описаны за одним исключением. Исключение – наш гатчинский герой – Егор Иванович Моллер.

Записей о нем нет ни в Российских геральдических книгах, ни в книгах о дворянстве. Удалось только разыскать в книгах XIX в. описание Гангутского подвига Моллера. Еще принесли удачу поиски в РГИА (Российский государственный архив). С помощью его сотрудников выявлено несколько документов, благодаря которым установлены важные события в жизни Егора Ивановича. Приведу полностью один из таких документов.

О назначении Генерал-майора Моллера 3-го вторым комендантом в Гатчино

Государь Император Высочайше повелеть изволил состоящего при войсках, в Финляндии расположенных, Генерал-майора Моллера 3-го, назначить Вторым комендантом в г. Гатчино, с производством ему жалования по чину и столовых денег, в количестве 1340 руб. 60 коп. в год так, чтобы все содержание его равнялось тому, которое получал бывший Второй комендант Гатчинского Дворца, полковник Колениус, в сумме 2179 р. 10 к. сер.; о чем и сделано надлежащее распоряжение. Уведомляя о сем Ваше Высокопревосходительство, присовокупляю, что Генерал-майор Моллер получил это назначение собственно на его лицо потому, что в Бозе почивающий Император Николай Павлович, по упразднении Гангутской крепости, от которой Генерал-майор Моллер отразил неприятеля в 1854 году, обещал пристроить его в Гатчино, где он получил воспитание в сиротском отделении войск Императора Павла I, в бытность Его Величества Наследником Престола.

О назначении Генерал-майора Моллера Вторым Комендантом в Гатчино, будет, в след за сим, объявлено в Высочайшем Приказе. Министр Императорского Двора граф В.Ф. Адлерберг

Итак, теперь мы можем утверждать, что наш Моллер – гатчинский воспитанник. Павел Петрович учредил в Гатчине в начале 1790-х гг. заведения для сыновей военных ветеранов, называемых встарь инвалидами. Не исключено, что отсутствие записей о Е.И. Моллере в дворянских книгах вызвано его солдатскими корнями, ведь гарнизонные школы для детей солдат, переименованные Павлом I в 1798 г. в «военно-сиротские отделения» предназначались для «воспитания детей недостаточных штаб и обер-офицеров и нижних чинов гвардии и артиллерии, преимущественно из сирот». Можно предположить, что дворянство Егор Иванович получил уже «по чину или по ордену».

Ордена украшали его мундир уже в 1812 году. Боевые. Оказывается, что Моллер огоньком встречал не только непрошеных гостей из Англии, но и молодым совсем подпоручиком в 1812 г. бил наполеоновых воинов.

В росписи «Офицеры Российской армии. 1812 год» Моллер Егор Иванович на начало кампании указан подпоручиком Вильманстрандского пехотного полка».

Мне удалось в материалах, собранных военно-историческим архивом о действиях русских полков, найти и о нашем Моллере строчки. Две строчки – и ты уже в Истории.

… Шел 10-й час Бородинского сражения. Очередная атака вестфальцев на Утицкий курган. Генерал Багговут послал на помощь защитникам Вильманстрандский полк и 500 ратников Московского ополчения под командой генерала Вадковского, который, «невзирая на сильной ружейной огонь, бросился в штыки и опрокинул неприятеля». В этом бою подпоручик Моллер «сам лично взял в плен старшего адъютанта герцога Дабрантиса, маршала Жунота, полковника Делия-графа, причем и ранен в левую руку и получил контузию». (Командующий Вестфальским корпусом Маршал Жюно имел титул герцога д′Абрантиса. Его старший адъютант – командир батальона Де ла Граве. прим. Митенёва).

За Бородино Егор Иванович, уже имеющий орден св. Анны 3-й ст., получил орден св. Владимира 4-й ст. с бантом (орденом 4-й степени награждались лица не ниже седьмого класса: надворный советник, подполковник, капитан второго ранга. Екатерина II особым указом определила как дополнительное видимое отличие для знака 4-й степени, получаемого за военные подвиги, бант из орденской ленты).

Война…на ней всё рядом: фанфары и траурные марши, ордена и раны…

А раны Егора Ивановича, полученные в Отечественной войне 1812 г. были серьезными, судя по еще одному найденному в РГИА документу от 7 февраля 1859 г.: «Государь Император Высочайше изволил выдать из кабинета Его Величества Второму коменданту города Гатчина Генерал-майору Моллеру 300 червонцев, в пособие на поездку за границу, для излечения от ран».

1800 год. …Спит воспитанник Гатчинского Военно-Сиротского Отделения Егорка и снится ему, что он во дворце, и сидит он за столом прямо напротив самого Императора, и пьют они чай с баранками, и спрашивает его царь…

– Эх! Пропал сон – трубач подъем затрубил.

Прошло 60 лет. 1860 год. Из журнала Министерства Двора: «Февраля 3. Среда. Гатчина. По возвращении с охоты в 4.1/2 часа Его Величество с Его Высочеством и бывшими на охоте особами и вторым комендантом Генерал-Маиором Моллером кушал за обеденным столом во дворце в 17-и персонах».

Продолжение следует

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  •   Добавить комментарий

  • В блогах
  • Выставка картин Елены Курчатовой

    В библиотеке имени А. Майкова, в посёлке Сиверский, уже далеко не в первый раз открылась выставка картин сиверской художницы Елены Курчатовой. Вновь посетители библиотеки могут подолгу всматриваться в лица, запечатлённые кистью художницы. Здесь и обаятельные наши женщины, которых легко узнать, и милые детские лица. Художница пишет не только портреты, но натюрморты и пейзажи родных сиверских мест. Елена очень любит писать детские портреты, и этот мальчик с собачкой на руках притягивает взгляд не только тем, что он обаятельный внешне, но и своей душевной наполненностью. Собачка смотрит на зрителя, как бы желая с ним познакомиться, а задумчивый взгляд мальчика устремлён в своё такое интересное и насыщенное будущее. Непосредственность души ребёнка раскрывается в трогательной улыбке. Украшение портрета цветы сирени, ромашек, кашки. Очень трогательно выписана бабочка-шоколадница, нечаянно усевшаяся на цветок. Все это придаёт живость и нарядность картине. Сделать портрет своего ребёнка и оставить его в семье на долгие годы важно, ведь детки растут так быстро, что не успеваешь за ними следовать.
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    Преподобный Серафим, Вырицкий чудотворец

  • © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.