главная |  история |  архитектура |  строительство |  легенды |  реставрация

Что такое ''Приорат''?

На вопрос, поставленный нами в названии статьи, ответит, вероятно, каждый Гатчинец. Приорат - это сокращенное наименование Приоратского дворца, возведенного в конце XVIII века для Великого приора Мальтийского ордена принца Кондэ, бежавшего из революционной Франции в Россию. Приор - глава приорства, отделения ордена, Приоратский дворец - его резиденция.

Облик Приората, как пишется во многих книгах, навевает образ некоего средневекового замка, то есть жилища рыцаря, а сходство с замком придают ему островерхие крыши, башня, завершенная граненым шпилем, и глухая стена-ограда, окружающая территорию дворца. В то же время многие детали, по мнению ряда авторов, характерны для стиля классицизма. Это кессонированные потолки, главное украшение помещений дворца, горизонтализм членений фасадов и дорическая колонна у крыльца со стороны Черного озера, в настоящее время отсутствующая. Все это позволяет причислить Приорат к ряду так называемых романтических построек, характерных для конца XVIII века и особенно для павловского царствования (Михайловский замок в Петербурге и Крепость Бип в Павловске, построенные в период между 1797 и 1801 годом). Более детальное изучение Приората позволяет внести в сложившееся представление серьезные коррективы.

В католической Европе приорство - это маленький монастырь, подчиненный аббатству. Возникают приорства около XII века на базе отдаленных ферм и мыз, находящихся в собственности крупных монастырей. Для отправления в них культа и светской власти аббаты посылают туда определенное количество каноников и монахов. Современные исследователи пишут, что иногда отдаленные приорства являлись местом ссылки, куда аббат отправлял неугодных ему монахов.

Во главе приорства стоял приор, второе по значению лицо в католическом монастыре после аббата. Само слово «приор» (prieur) имеет в своей основе латинское «prior», то есть «первый из двух, высший». Он являлся не столько духовным отцом, сколько хозяйственным руководителем. Не случайно при избрании приора преимущество отдавалось именно лицу, проявившему себя в хозяйственных делах, а не на духовном поприще. В крупном монастыре приоров могло быть несколько: главный приор, помощник приора, третий и иногда даже четверый приор.

Что касается Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, именуемого также Мальтийским, для нужд которого возводился гатчинский Приорат, то изначально он был основан в Иерусалиме для обслуживания паломников, направлявшихся к христианским святыням, но уже вскоре из-за политической обстановки на Востоке превратился в военно-рыцарское объединение, сохранившее, однако, монашеское обличье. Сохранились у него, как и у любого католического монастыря, земельные владения, которые стали именовать Великими Приорствами. Контролировались они воинами-рыцарями, носившими титул Великих Приоров. Одно из таких владений в 1797 году появилось и в России, а для пребывания рыцарей в Гатчине построили приорство, маленький монастырь. Не случайно в павловское время его называли «игуменством» или просто Приоратом. Наименование «дворец» закрепилось за ним только в XX веке, а замком его вообще никогда не называли.

Замок - это укрепленное жилище рыцаря, его усадьба-крепость, окруженная рвами и мощной стеной с башнями. В России настоящих замков никогда не было, но с конца XVIII века начали возводить стилизации под замки. Из таких можно назвать сооружения в Царском Селе - Арсенал и Белую башню, а также Петровский дворец в Москве. В них есть основные детали крепостной архитектуры: башни и кажущиеся мощными стены, придающие зданиям неприступный вид. Ничего этого нет в Приорате. Зато в его облике прослеживаются черты архитектуры католических монастырей.

Для монастыря всегда выбиралось уединенное место. Это могла быть впадина между холмов, глухой лес или вершина скалы. Сам монастырь представляет собой группу зданий (жилые корпуса, храм, хозяйственные постройки, гостиницу для паломников, больницу и т. п.), объединенных в одноцелое внутренним, двором-клуатром. Архитектурной доминантой комплекса, объединяющей все монастырские сооружения в одно целое, является вертикаль храмовой колокольни. Внутри стен монастыря находится небольшой сад, в котором выращиваются лекарственные и декоративные растения.

Все это есть в гатчинском Приорате, представляющем собой целый архитектурно-ландшафтный комплекс, расположенный на отдаленном берегу Черного озера и между двух холмов, в месте, самой природой предназначенном для монастыря. Роль монастырского храма в нем играет одноэтажный корпус с готическими окнами, ныне именуемый «капеллой», а прежде, вероятно, планировавшийся для орденских собраний и совместных трапез. Доминантой комплекса является высокая башня со шпилем, видимая со многих точек Приоратского парка. Есть в Приорате и свой «клуатр». Это внутренний двор, замкнутый в пределах глухой стены и служащий коммуникацией между частями комплекса: дворцом, кухней, садом и караульными будками у ворот.

О католической «древности» говорит и скромное убранство интерьеров Приората, не имеющих какой-либо отделки, а также дощатые полы и деревянные межэтажные перекрытия. Такие перекрытия, у которых конструкция не спрятана под декоративным штукатурным потолком и благодаря этому видны несущие балки с положенными на них досками пола верхнего этажа, характерны для Средневековья и раннего Возрождения. В научной литературе их часто называют «итальянскими потолками».

Здесь уместно привести одно из самых ранних описаний Приората, составленное в 1810 году немецким путешественником Христианом Мюллером и подкрепляющее наши выводы. Он называет Приорат «аббатством» и пишет, что оно представляет собой башню, увенчанную высоким шпилем и окруженную «белым домиком в форме клуатра». Внутри, пo мнению автора, хорошо видно, с каким старанием стремились сохранить тот же стиль, то есть стиль старинного католического монастыря, но все это показалось автору «смешным анахронизмом», и он вспомнил немецкие аббатства, где внутреннее и наружное убранство «малейшей деталью возвещает нам тринадцатый и четырнадцатый века».

Вероятно, что, приступая к проектированию Приората, архитектор Львов попытался во внешнем облике сооружения выразить его назначение служить местопребыванием мальтийских рыцарей (23 сентября 1799 года, на следующий день после осмотра императором, законченный Приорат был «Высочайше» пожалован Ордену) и построил комплекс в духе средневековых католических монастырей. Тем самым архитектор доказал свою творческую эрудицию, - к этому времени он уже успел возвести здания в разных «манерах» («римский» Главпочтамт в Петербурге, палладианские усадьбы и такой же палладианский Борисоглебский собор в Торжке, «древние» пирамиду и ротонду храма «Кулич и Пасха» в Петербурге), - а Гатчину обогатил еще одним архитектурным памятником, вошедшим во все труды по истории русской архитектуры как уникальный и не имеющий аналогов в России.

А.Н. Спащанский
научный сотрудник ГМЗ "Гатчина"


главная |  история |  архитектура |  строительство |  легенды |  реставрация

  ©  Гуманитарный портал «Гатчина»